• Авторизация
  •    

Когда военный человек начинает говорить, что отстрел не решает проблему — это звучит несколько неоднозначно. В Донецкой администрации состоялось


Главная / категория «29.01.2016» / «Когда военный человек начинает говорить, что отстрел не решает проблему — это звучит несколько неоднозначно. В Донецкой администрации состоялось»



сегодня в 18:59


Когда военный человек начинает говорить, что отстрел не решает проблему — это звучит несколько неоднозначно.
В Донецкой администрации состоялось совещание по вопросам регулирования численности бродячих собак, на котором была названа цифра 4-5 тыс голов – именно столько их сейчас в городе.
В Дебальцевском котле украинская армия потеряла столько же солдат, если кто не помнит. Другие на место отстрелянных почему-то не приходят.
Что же было предложено на этом совещании, в качестве мер?
Да то же, что и раньше – приюты и отлов-стерилизация-возврат (ОСВ). Вроде как и не подкопаешься, все гуманно, собачек никто не убивает на глазах беременных детей, но есть нюансы.
А именно. В уже построенном приюте Пифа – 2 000 мест. В два с лишним раза меньше, чем собак на улицах, если верить тому, что сказали волонтеры. Нужно или строить новые заведения, или искать иное решение. Раздавать новым хозяевам, на что потребуется несколько лет, или усыплять, на что управляющая приютом компания идти категорически не хочет.
И вот начинается еще один нюанс – а можно ли им вообще верить, этим волонтерам?
Проблема бродячих собак в Донецке насчитывает уже не один год истории, но именно проблемой она стала в тот самый момент, когда ее решение забрали у хмурых мужичков с мелкашками и передали защитникам животных.
Каких животных, - это отдельный вопрос, поскольку из всего многообразия местной фауны и Красной книги такой особой защиты удостоился только один ее подвид – cannis vulgaris – бродячая собака.
В 2011 году Донецкий горсовет уже гуманно занимался этой проблемой. Были приняты городские правила содержания и программа регулирования численности бродячих животных. Основой послужил план ОСВ, при котором пойманных собак кастрировали и выпускали обратно в «естественную среду обитания» - на помойку.
По словам авторов этого плана, 17 тысяч бродячек в Донецке должны были естественным путем гуманно вымереть на свалках, в колодцах теплотрасс и под колесами машин в течение 2-3 лет, причем часть из них должна была еще героически погибнуть, вытесняя со «своей территории» диких зверей из леса и прочих несоциализированных чужих зверей.
То, что в число вытесняемых зверей попадут и жители города, несколько тысяч которых эти собачки отправили в больницы с покусами и прочими лишаями, аффтары программы посчитали несущественным обстоятельством. Как и то, что действовавший на тот момент закон Украины «О защите животных от жестокого обращения» требовал собак с улиц отлавливать, а не разбрасывать.
На реализацию этого плана нужны были деньги. Частично финансирование производилось за счет благотворительного фонда Ахметова, который построил приют Пиф и оплачивал его работу, часть денег давал городской бюджет.
Из сообщений прессы можно понять, что общая сумма затрат составила несколько миллионов долларов, что нетрудно себе представить, глядя на отгроханные хоромы.
Обещанные 2-3 года прошли, собаки остались. Более того, вся эта стерилизованная свора в 9 000 голов (именно столько было выброшено из Пифа на помойку), так и не выполнила своего предназначения – брошенные беженцами тыщщи собак, как нам сейчас говорят волонтеры, смогли заполонить город безо всякого противодействия со стороны клипсованной своры защитников.
Другими словами – план не сработал. Деньги были потрачены впустую, пострадали люди и окружающая среда.
Более того, пока отлов забавлялся игрой в доктора, ловя и стерилизуя одну собачку, в это же время на той же помойке рождалось еще десять, и вырастали, выкармливаемые добрыми волонтерами в полноценные стаи.
Но об этом никто не думал, потому как основным мотивом всего этого плана является не регулирование численности собак, и даже не абстрактная гуманность, а простой презренный металл.
Да, именно бабло, получаемое в процессе распила выделенного на этот план бюджета, и служило конечной целью. И пусть вас не смущает, что большую часть денег на эту карусель давал Ахметов – спросите, где он их брал, и все станет на свои места.
И вот сейчас люди, проводившие сей гуманный план, снова в действии. Они снова получат в управление бюджет, и снова спустят его псу под хвост, а потом снова будут говорить, что им помешала война/жестокое общество и еще 100500 причин.
Это директор коммунального предприятия «Животные в городе» Евгений Гринчук, и его жена, по совместительству – руководитель приюта «Пиф» Виктория Васильева.
А теперь ответьте для себя на несколько простых вопросов.
Кому нужны собаки на улицах?
Что важнее для прифронтового города – содержание бесполезных псов или у него есть другие неотложные нужды?
Откуда берутся деньги в бюджете? Что дешевле – патроны/дротик с дитилином, или содержание хищников в неволе, и целого штата ветеринаров для проведения ОСВ? Кто ответит за ущерб людям, который им приносят бродячие собаки?
Если же вы считаете, что стоимость любой жизни деньгами не измеряется, то обратитесь с этим вопросом к продавцу свинины на рынке – он вам на пальцах объяснит ошибочность этого тезиса.
Если же вы считаете, что от бродячек не так уж много проблем, то подсчитайте здесь количество комментариев через два дня.





 0 

Создан: 29.01.2016.  Изменён: 29.01.2016.  Reads: 23

Комментарии


Нет комментариев.

Добавить комментарий


Добавить комментарий
Имя:

Чтобы расширить поле редактирования, потяните вниз линию под полем редактирования.
Control question* 2 x 2 x 2 - 1