Notice: Undefined index: articles in /home/ih93704/anti-nato.ru/f4ce78e1cdea575a4af39c8aedc026873b09c1db/linkfeed_articles.php on line 468

Warning: Invalid argument supplied for foreach() in /home/ih93704/anti-nato.ru/f4ce78e1cdea575a4af39c8aedc026873b09c1db/linkfeed_articles.php on line 468
02.06.16. Материал от издания "Спутник и Погром". "Когда-то, в эпоху «первого Минска», в интернете стало модно цитировать известную фразу. .
  • Авторизация
     Регистрация   Войти   Забыли пароль? 
  •    


02.06.16. Материал от издания "Спутник и Погром". "Когда-то, в эпоху «первого Минска», в интернете стало модно цитировать известную фразу

Главная / категория «02.06.2016» / «02.06.16. Материал от издания "Спутник и Погром". "Когда-то, в эпоху «первого Минска», в интернете стало модно цитировать известную фразу»


Ширина видео 


сегодня в 20:30


02.06.16. Материал от издания "Спутник и Погром".

"Когда-то, в эпоху «первого Минска», в интернете стало модно цитировать известную фразу Уинстона Черчилля о том, что «страна, выбравшая позор, чтобы избежать войны, в итоге получит сначала позор, а потом все равно войну». Автор тогда в одной из сетевых дискуссий указал, что сэр Уинстон описывал ситуацию, принципиально отличавшуюся от нашей. Он говорил о демократической стране с ротацией властей. Как бы обернулась для Великобритании Вторая мировая война, если бы у власти осталось правительство Чемберлена? И если бы оно к тому же не имело сколько-нибудь серьезной оппозиции, способной оказать на него реальное давление? Если бы никакой Черчилль не указывал на ошибки, а лондонская «Таймс» развлекала бы публику упоительными статьями на тему «если не Чемберлен, то кто?» Очевидно, что все закончилось бы довольно печально и совершенно бесславно.

На днях мне вспомнился этот спор — когда я читал новости об освобождении Савченко. По поводу самого события уже высказались все, кто мог, причем высказались подробно и по делу, объяснив, почему это морально неправильно, юридически безграмотно и политически ошибочно (что в совокупности и дает емкое понятие «позор»). Я не буду повторяться. Для меня сейчас важно, что Россию (а значит и всех нас с вами) в очередной раз публично и наглядно ткнули носом в тот факт, что мы, как ни дико это звучит, проиграли войну. Да, это не тотальное поражение, не разгром и не оккупация. Более того, мы, в общем-то, выиграли все сражения этой войны. Но при этом все равно каким-то образом ухитрились очутиться в роли проигравших, которые теперь вынуждены лебезить, выполнять требования, выказывать готовность к сотрудничеству, платить контрибуции (из вежливости чуть-чуть замаскированные) и вообще всячески делать хорошую мину при очевидно очень плохой игре. Причем если мы присмотримся, то быстро заметим, что это отнюдь не единичный феномен — в истории России за последнее столетие он имеет тенденцию повторяться регулярно. Когда в виде фарса (что еще куда ни шло, хоть и обидно), а когда и в виде высокой трагедии шекспировского масштаба. Нетрудно заметить, что украинская эпопея все больше склоняется именно к этому концу шкалы.

Истоки этого парадоксального явления, на самом деле, вполне понятны. Сражения выигрывают военные. С ними в России обычно проблем меньше всего. То есть, конечно, иногда проблемы возникают и здесь — когда неумные или нечистые на руку правители начинают слишком уж активно вмешиваться в дела военной касты — но стоит их вмешательству ослабнуть, как традиции берут свое, и баланс относительно быстро восстанавливается. Русские, как ни крути, народ с мощнейшей военной традицией и культурой, и этого из них не вытравят никакие политические передряги или смена официальной идеологии — это все равно что пытаться отучить человека дышать. Однако война, как правило, не есть простая механическая сумма сражений. Войны (особенно в современном мире) выигрываются и проигрываются политиками, использующими победы военных лишь как разменные фишки (причем не всегда единственные или даже главные). Беда же России в том, что начиная с 1917 года ей правят, по известному ленинскому принципу, дорвавшиеся до власти неэффективные управленцы. То есть, в общем-то, случайные люди. Или наследники этих случайных людей — все равно не получившие традиционного политического воспитания, не прошедшие настоящей школы политической элиты. Они имеют только те обрывочные, неполные, часто искаженные познания, которые им смогли завещать их отцы и учителя — которые сами набрали свой невеликий багаж с грехом пополам, набивая шишки и ломая ноги. Да, некоторые из них компенсируют недостаток традиционной политической культуры чистым звериным чутьем. Но чутье — дело ненадежное, оно дает сбои, оно предсказуемо, да и есть далеко не у всех. При столкновении на равных с представителями «старой школы» (которые продолжают заправлять внешней политикой всех развитых стран) «кухарка у власти» рано или поздно неизбежно проиграет. Побрыкается немного, за счет природной смекалки преподнесет супостатам сюрприз–другой — но в конце концов проиграет. Хотя бы по очкам. Что мы и наблюдали весь советский период нашей истории; Холодная война — тому свидетельство.

Советский Союз попытался вырастить свою собственную политическую школу, чтобы заменить ей образовавшийся вакуум — воспитать, так сказать, «профессиональных политиков по-советски». Получилось — что получилось. Собственно, выпускниками этой «школы» и являются все правители постсоветской России. Объединяют их в основном типовые ошибки.

Один из важнейших пороков этой системы — понимание политики как этаких гигантских геополитических шахмат. Вообще тотальное увлечение шахматами, постоянное использование шахматных понятий и аналогий — это типично советская черта. Мир в целом прошел через всеобщее увлечение шахматами где-то в начале ХХ века, еще до Первой мировой. Прошел и пошел дальше, популярность шахмат после этого неуклонно сужалась с каждым поколением. В итоге они превратились в признанный, но все же сугубо «нишевой» спорт, как, скажем, стрельба из лука. В России же на протяжении всего советского периода «шахматная культура» целенаправленно подпитывалась, поощрялась и насаждалась сверху — до такой степени, что в глазах всего остального мира любовь к шахматам стала практически неизбежным атрибутом русского человека (стереотип примерно того же порядка, что и пристрастие к водке). Но что такое шахматы, по большому счету? Это идеализированная модель стратегического противоборства (которое можно понимать как войну или как политику). Ключевое слово здесь — «идеализированная». На самом деле шахматы предельно далеки от реалий как политики, так и войны. Они имеют в своей основе противостояние двух симметрично равных сил на идеальном поле, не дающем изначальных преимуществ ни одной из сторон. Надо ли говорить, что в жизни такая ситуация не встречается… да практически никогда? Более того, шахматный поединок между двумя равными по силе игроками (ни один из которых не делает грубых ошибок) почти всегда обречен вылиться в угрюмую позиционную борьбу с чудовищными потерями обеих сторон, и если победа в итоге и одерживается, то такого свойства, что античный царь Пирр расплакался бы. Применимы ли вообще стратегические навыки хорошего шахматиста к настоящей, живой политике (или войне, если уж на то пошло)? Рискну предположить, что государственный деятель, одержавший в реальной жизни победу над врагом таким способом и такой ценой, как это обычно делается в шахматах, вошел бы в историю, как один из худших правителей и худших политиков своей эпохи.

И это если его соперник также играет в шахматы (принадлежит к той же политической культуре). На самом деле очень похоже, что наши и западные политики играют в принципиально разные игры. Если уж продолжать аналогию, современная политика (в том виде, как ее понимают в Первом Мире) имеет гораздо больше общего не с шахматами, а с покером. Главное здесь — не умение просчитывать «многоходовочки» (собственно, это вообще бесполезно, потому что ситуация может измениться до неузнаваемости в любой момент — и почти наверняка изменится). Главное — это суметь оценить риски и понять психологический настрой соперника. Умение блефовать. Умение распознать чужой блеф. И — last but not the least — умение вовремя остановиться и выйти из игры.

Боюсь, что при столкновении советской «шахматной» и западной «покерной» политических школ — начиная с Холодной войны, где это ярко видно на примере того же Карибского кризиса — «покер» всегда в конечном итоге побеждает «шахматы». Поначалу шахматная методика немного смущала «западных партнеров» в силу своей непривычности, но уже примерно лет 60 как перестала, после чего любое противостояние превратилось практически в игру в одни ворота. И сейчас вокруг Украины, Донбасса и Крыма идет очередной раунд все того же аттракциона «пробей лбом стену». В 2014 году у Кремля была шикарная возможность блестяще разыграть партию по «покерным» правилам — ему выпала на редкость удачная комбинация, он застал своих соперников врасплох и в тот момент мог навязывать им свою волю. Но предпочел юркнуть в привычный, теплый и уютный мирок советского дома культуры и там выстраивать далеко идущие «многоходовочки», которым заведомо не суждено было сбыться. Результат печален, но закономерен. Там, где могла быть — где должна была быть — одна из самых славных побед в богатой и кровавой русской истории, мы получили то, что получили. Вот именно то, что сейчас расхлебываем и продолжим расхлебывать, пока не сделаем очень простую вещь — не сменим правила игры."


Создан: 02.06.2016  Изменён: 02.06.2016

Последние новости